Стелс-истребители США «обманули» российские ПВО при атаке на Асада

Стелс-истребители США «обманули» российские ПВО при атаке на Асада

Разоблачен очередной фейк российской военной пропаганды.

Единственные в мире стелс-истребители пятого поколения F-22 Raptor приняли участие в военной операции против режима Башара Асада 14 апреля и были готовы атаковать как сирийские, так и российские системы противовоздушной обороны в случае возникновения угрозы для коалиции, сообщает Центральное командование ВВС, на которое ссылается Air Force Magazine в материале, представленном в переводе Newsader. По данным ведомства, технологии скрытности позволили F-22 действовать в воздушном пространстве, которое ранее американские военные называли одним из самых защищенных в мире благодаря многослойной системе российско-сирийских ПВО.

«ВВС США F-22 Raptor сыграли решающую роль в защите наземных войск как во время, так и после состоявшейся утром 14 апреля международной операции против сирийских объектов, связанных с производством химического оружия, — объявил пресс-секретарь ВВС США капитан Марк Графф. — Благодаря уникальным возможностям «пятого поколения» F-22 оказался единственным самолетом, пригодным для работы внутри интегрированной системы противовоздушной обороны Сирии, поскольку был способен нейтрализовать угрозу нашим силам и позициям в регионе, а также обеспечить авиационную поддержку Соединенным Штатам и союзникам, а также нашим партнерам в Сирии».

Одна из задач F-22 заключалась в том, чтобы уничтожить противоракеты, запускаемые сирийской системой ПВО по снарядам коалиции. Графф, однако, не стал объяснять, почему F-22 не ответили на запуск 40 сирийских противоракет, которые взмыли в небо после того, как США, Британия и Франция отбомбились по целям. По предположениям Newsader, это было связано с тем, что противоракеты не представляли угрозы для снарядов коалиции.

Известно, что Россия развернула системы противовоздушной обороны С-400 в Сирии, которые, согласно документации, предназначены не только поражения ракет и самолетов, но и для наведения баллистических ракет на сухопутные позиции. По всей видимости, именно это обстоятельство имел в виду Графф, когда говорил об угрозе, которую могли представлять сирийские ПВО для наземных сил коалиции, которые были под защитой F-22.

Примечательно, что изначально об участии данных самолетов в операции ничего не говорилось. Сразу после проведения атаки представители Пентагона рассказали о том, что в атаках по сирийскому режиму приняли участие бомбардировщики B-1B, которые действовали под прикрытием истребительной авиации, однако не делалось никаких уточнений по поводу того, что это были именно F-22. Позже стало известно, что безопасность авиации обеспечивали самолеты радиоэлектронной борьбы EA-6B Growler, призванные противодействовать противоракетной обороне.

На брифинге, состоявшемся 19 апреля, представитель Минобороны США генерал Кеннет Маккензи пояснил, что защиту американских кораблей от возможной агрессии России обеспечивала группа истребителей, вылетевшая из европейских баз ВВС США, однако среди них, опять же, не назывался F-22.

Тем не менее, в минувший понедельник пресс-секретарь Пентагона подполковник Дэмиен Пикарт подтвердил, что F-22 действительно присутствовали в оперативном пространстве и благодаря своим высокотехнологичным возможностям сводили к минимуму риск для авиации коалиции. По его словам, самолеты готовы были действовать, однако, «как и ожидалось, в них не оказалось нужды, как и планировалось».

«Это говорит о том, что F-22 прекрасно подходит для оборонительной контртеррористической миссии, которую он продолжает проводить в небе над Сирией, охраняя силы коалиции на земле и в воздухе».

Борьба с наземными силами не является главной функцией F-22, который предназначен в первую очередь для противодействия вражеской авиации, однако он несет управляемые высокоточные снаряды — 450-килограммовые ракеты и малогабаритные 110-килограммовые бомбы.

По словам Маккензи, сказанным на брифирнге 19 апреля, в ходе проведения бомбардировок системы ПВО России были «наготове, но не участвовали». Более старые комплексы ПВО, стоящие на вооружении Сирии, практически все свои противоракеты запустили уже после того, как все 105 ракет коалиции достигли своих целей.

«Воздушные платформы пятого поколения, такие как F-22 и F-35, по-прежнему будут служить в качестве основных машин, способных действовать в смертоносных средах ПВО, наподобие сирийским», — добавил Графф в своем комментарии к участию F-22 в операции 14 апреля.

Примечательно, что в беседе с Air Force Magazine другой представитель ВВС США — генерал Майк Холмс — объяснил, почему Исследовательский центр по производству химоружия, расположенный в Барзе близ Дамаска, подвергся бомбардировке столь значительным числом снарядов. Как известно, по нему было выпущено 76 ракет с самолетов и кораблей. По его словам, это было необходимо для того, чтобы не только гарантированно уничтожить не только сам комплекс по производству боевых отравляющих веществ, но и смягчить эффект от токсичных выбросов, которые могли бы взмыть в воздух в случае более ограниченной атаки.

Впрочем, как рассказал журналу Air Force Magazine один из высокопоставленных источников, почти все химоружие хранилось в виде «прекурсоров», то есть элементов, которые сами по себе не являлись опасными. Это объясняет, почему после ударов по Исследовательскому центру не было обнаружено опасных токсинов.

Таким образом, эти аргументы развенчали попытки дезинформации со стороны российских официальных лиц и «экспертов».

Последние, как известно, настаивают на том, что сирийским средствам ПВО якобы удалось сбить 71 ракету коалиции. В качестве довода они указывали, что не было необходимости отправлять 76 ракет по одному объекту — Центру в Барзе. На этом основании они делали вывод о том, что на самом деле большая часть ракет якобы была направлена на другие объекты и были сбиты. Пентагон опроверг эти данные на первом же брифинге 14 апреля, заявив, что все ракеты достигли своих целей. Позже этот факт подтвердило Европейское командование США.

Опровергнут и другой аргумент российской пропаганды, согласно которому попадание в склад с химоружием в Барзе мог навредить гражданскому населению: как сказано выше, будучи разделены, компоненты химоружия не представляют угрозы сами по себе.